Подводная охота на реке Сейм. День второй

Утро второго было настолько активным, что понять сразу не удалось, сон это или явь… В пять часов утра ..

День начался с выстрелов по уткам, это был взрыв эмоций после долгой задержки. Это был день открытия охоты на пернатых. Только не мы стреляли, но пули свистели фактически у виска. Палатки остались целы, мы тоже. Утки кричали со всех сторон с пяти утра. Поспать не удалось…

Буквально в восемь часов утра я уже был в воде и во мне кипел настрой плыть в бесконечность по течению. Пройдя с километр, рыбы я не встретил, но все-таки удалось испытать вскоре прилив крови в мозг и дрожь в теле, когда краем взгляда я увидел торчащую из травы, на глубине 4-х метров голову судака. И снова ошибка, вместо того, чтобы не задумываясь направить гарпун сверху и выстрелить, я делаю легкий выдох и всей массой огромной тени начинаю медленно падать вниз, на судака. Да можно понять этот ход, но боковая линия судака, намного чувствительнее моей интуиции, поэтому как только я упал на полтора метра, рыбина весом 2,5 – 3 кг рванула с места и исчезла  в плотной траве, где найти ее совсем не возможно. Как плыть дальше? Но день только начинается и надежда еще слишком велика, а поворачивать назад еще рано.

Продолжаю наслаждаться красотой подводного мира реки «Сейм». Иду против не сильного течения. Река всего лишь равнинная. На глубине 4-5 метров, среди островков травы меня начинает обгонять щука весом 2,5-3кг. Она никуда не торопится, а всего лишь любопытно рассматривает незнакомый ей объект, который появился в ее родной стихии. Но как только гарпун начал поворачиваться в ее сторону, хозяйка данной территории забыла про то, что нужно охранять собственность, которая видимо нелегко ей досталась, и очень быстро растворилась в зеленом ковре из водорослей.

Получив очередную дозу адреналина, продолжаю плыть дальше. Приняв решение двигаться очень медленно исключительно среди кувшинок и лилий, я на выдохе начинаю карабкаться под лопухами. Масса красноперки, мелкого окуня и мелкой щуки сопровождают меня с превеликим любопытством. А трофея все нет…

По пути собираю раков, размером с морских омаров. В большинстве своем они предпочитают рассиживаться среди травы просто на дне, даже не в норах, среди белого дня. Закуканив очередного рака я все еще пылая надеждой о трофее, тихо и бесшумно протискиваюсь среди водных растений.  Сделав выдох , ползу по дну на глубине в метр — так длиннее обзор снизу. И что же я вижу — щучина на 3-4кг, зависла на границе кувшинок и открытой воды, стоит против течения. Не поднимаясь на поверхность и уже не думая о том, что на выдохе надолго меня не хватит, начинаю пальцами левой руки еле заметно продвигать всю свою массу по дну, приближаясь к жертве.

Мое сердце уже прыгало вокруг щуки, но гарпун еще не приблизился на расстояние выстрела. Бежали секунды, мое положение было проигрышным по отношению к щучьим жабрам, ведь у меня жабр нет, но торопиться в таких случая нельзя.  Любое резкое движение и цель сорвется без предупреждения с места.

Сократив расстояние до двух метров, я начинаю целиться. Щука, особенно не волнуясь стоит и я немного обнаглев начинаю прицеливаться уже наверняка, то возьму немного выше, то чуточку ниже, ближе к хвосту или к голове. У меня всего один выстрел, все права на ошибку уже израсходованы, если промажу, я просто перестану уважать себя как охотника.

Наконец беру правильный прицел и нажимаю на курок, стрела прошивает центральную часть места, которое у человека называлось бы шеей. Щука просто падает на дно и стоит, с торчащим гарпуном, но как только я левой рукой к ней прикасаюсь, она делает очень мощный рывок. Мышцы моих пальцев оказались в этот момент сильнее, у щуки уже не было шансов избежать вечернего котелка.

Довольный победой, я вдохнул свежего воздуха полной грудью, посмотрел на абсолютно светлое небо, на солнце, благодаря которому под водой наблюдаешь такую игру света и тени, это трудно описать словами, почувствовал легкое дуновение ветра и понял , что жизнь прекрасна. Вот оно счастье. Но главное заключается в том, что инстинкт хищника, охотника, добытчика у меня был удовлетворен. Я ощутил не только облегчение, но и прилив сил. В такие моменты начинаешь понимать, почему индейцы говорят, что сила жертвы после смерти переходит к охотнику.

С таким трофеем уже можно было возвращаться в лагерь, но любопытство мое было неудержимо.  Дальше двигаться в лопухах желание пропало, и я пошел по центру реки, над глубиной 4-5метров. Там совсем не нужно было нырять, дно просматривалось четко, по крупицам, именно с такой высоты. Вся рыба, стоящая в жидкой негустой траве, было отчетливо видна. Нырять можно было просто в удовольствие, как в аквариуме, не озираясь по сторонам, как бы не наткнуться на корягу, или на валун или просто на дно, здесь перед тобой видно все пространство, как в море.

В одном из травяных островков я увидел небольшое бревно, похожее на рыбину. И действительно, это был судак. Немного сплавившись по течению, на вдохе погружаюсь на глубину, падаю на дно и карабкаюсь в сторону судака, но на том месте его уже нет. Неужели мой нырок его так спугнул? Начинаю смотреть по сторонам в траве и нахожу его в полутора метрах от прежнего места.  Далеко он не сдвинулся, но боковая линия все подсказала жертве об опасности. Не скидывая давления в ружье, приближаюсь к хвосту и нажимаю на курок. Точно в цель. Теперь уже точно в лагерь, пора варить раков и уху, да и усталость начинает потихоньку подсказывать, что хочется отдохнуть.

Вечером под вскрякивания раненых уток, на фоне багровевшего заката, при абсолютно безветренной погоде, под удары хвостов по воде, вышедшего на охоту жереха и щуки мы, помолившись, начинаем трапезу. На столе чугунок с ухой из судака, гора вареных раков, вываленных горой из котелка, копченая щука, сом. Андрей начинает рассказывать про ночную охоту:

«Сначала рыбы не было, но через 700 метров, из травы появлялись небольшие сомики до двух килограммов. В лучах фонаря они казались просто гигантами, и я взял двух. Некоторые оказались очень шустрыми и вовремя уходили в темноту. Застрелил спящего килограммового голавля. Он прилип ко дну, и можно его было брать руками. Сом – это ночной активный охотник, взять его не так просто, как многие рассказывают.  Любой шум, неосторожное движение он ночью чувствует даже сильнее, чем днем.»

«А сколько времени ты охотился?» — спросил я.

« Да немного, пару часов, не больше. Мне казалось, что вода ночью становится даже прозрачнее, чем днем. Однако нырять в завалы я не решился, ориентация в пространстве нарушается, непонятно при всплытии, где крыша из веток и всякого мусора, а где просто чистая поверхность воды»…

С Андреем я был абсолютно согласен, ночью лучше плыть по поверхности и охотиться на небольшой глубине, мы не своей стихии и любая неожиданная опасность может так сильно под водой напугать, что невольно сделаешь вдох и глотнешь воды, а этого будет достаточно, чтобы отойти в мир иной.

После двухчасовой беседы, мы ложимся спать … Утро вечера мудренее…